Нижневартовский район
Официальный сайт администрации
Ханты-Мансийский автономный округ - Югра

Array
(
    [ID] => 54097
    [~ID] => 54097
    [NAME] => ПОЧЕМУ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ГРУППИРОВКИ БЛИЖЕ, ЧЕМ НАМ КАЖЕТЬСЯ?
    [~NAME] => ПОЧЕМУ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ГРУППИРОВКИ БЛИЖЕ, ЧЕМ НАМ КАЖЕТЬСЯ?
    [IBLOCK_ID] => 40
    [~IBLOCK_ID] => 40
    [IBLOCK_SECTION_ID] => 814
    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 814
    [DETAIL_TEXT] => 

В современном мире нет ничего более увлекательного и затягивающего, чем социальные сети. Однако, блуждая по социальным сетям в поисках новых контактов или новых впечатлений, можно попасть в поле зрения профессиональных преступных сообществ, радикальных экстремистских и террористических группировок, тоталитарных сект, использующих сети для поиска и вербовки новых адептов.

Вот, например, как выглядит схема вербовки молодежи, которую используют в наиболее известных террористических группировках, запрещенных в России.

Специально обученные люди анализируют тысячи аккаунтов в социальных сетях, выбирая из них те, которые принадлежат молодым людям с высоким уровнем интеллекта, но с большими проблемами в социализации. Таких пользователей, чаще всего студентов, вычислить довольно просто: не сумев вписаться или встроиться в социум у себя в вузе, ребята уходят в социальные сети, пытаясь в этой среде социализироваться и компенсировать нехватку общения, дружбы, внимания, участия и человеческой теплоты.

Находясь в состоянии активного поиска, анонсируя в своем статусе наличие личных проблем («все сложно»), эти юноши и девушки часто сами натыкаются на вербовщика-мотиватора, который вводит молодого человека в свой круг общения и ждет, когда тот его обнаружит и к нему обратится сам.

Задача мотиватора из террористической группировки – сформировать у нового знакомого устойчивый интерес к изучению исламской культуры, исламских традиций. Объект вербовки втягивается в изучение новой для него культуры в игровом режиме: он не замечает, как погружается в виртуальный мир-халифат, в котором постепенно и незаметно подлинные ценности мусульманской культуры подменяются более примитивными пропагандистскими идеологемами.

Мотиватор «ведет» своего подопечного до тех пор, пока исламистская идеология не вытесняет в сознании ученика все остальные сферы интересов и увлечений. Если все идет по плану, со временем ученик начинает изучать арабский язык, мальчик отпускает бороду, а девочка начинает носить хиджаб в публичных местах, но снимает его дома и прячет от родителей. На этом этапе происходит все большая изоляция от сверстников и семьи и обостряется потребность в общении. В итоге – с подачи своего наставника – ученик сам начинает искать новые знакомства. И тогда мотиватор сводит его с новым членом группы вербовщиков – коммуникатором, а сам под заранее подготовленным предлогом порывает связи со своим подопечным.

Роль коммуникатора состоит в том, чтобы закрепить связи новичка с исламистскими организациями.

Узкий круг «друзей-теологов» и псевдобогословов, общение с которыми всегда ведется в дистанционной форме – через социальные сети, становится новым барьером и фильтром, отделяющим молодого человека от окружающего мира и от объективной реальности. Вырваться из этой ловушки самостоятельно он уже не может – его очень плотно ведут.

В этих условиях в определенный момент коммуникатор сообщает подопечному, что им заинтересовался «сам шейх», являющийся «крупнейшим богословом и авторитетом в вопросах религии».

Коммуникатор передает подопечному слова шейха, якобы сказанные им в присутствии свидетелей: «Я передал несколько твоих суждений нашему шейху, и он очень тобой заинтересовался. Шейх сказал, что ты – избранный и совершишь непоправимую ошибку, если не будешь развиваться дальше. Шейх очень хочет с тобой встретиться. Не отказывай ему».

Услышав слова воображаемого шейха о том, что он «избранный», и о том, что в нем «горит искра», юноша сразу понимает, что это – его шанс, и этот соблазн начисто стирает из сознания любые мысли об элементарной осторожности. Через некоторое время он сообщает коммуникатору, что готов встретиться с шейхом.

И вот тут-то и возникает неожиданный момент: оказывается, что для этого необходимо отправиться в другое государств – шейх постоянно проживает, ну, например, в Турции. И поездку надо организовать с соблюдением всех условий конспирации: в тайне от родителей, родственников и друзей, поскольку все эти люди могут помешать молодому человеку «сделать быструю карьеру».

Если молодой человек соглашается, то к делу подключается агент-логистик: в деталях разрабатывается маршрут, готовятся необходимые документы, адепта снабжают минимальной суммой денег.

В итоге однажды молодой человек просто исчезает: его нет в университете, на работе, он не вернулся домой, не отвечает на звонки и письма в соцсетях. Родители начинают бить тревогу, объявляют ребенка в розыск, поднимают на ноги общественность, волонтеров, но это не дает результата: к тому времени молодой человек уже успевает покинуть границы страны.

Если молодой человек все же добирается до шейха и удостаивается приема, то на встречу с ним, как правило, приходит не богослов, а вербовщик, который и делает молодому человеку классическое вербовочное предложение. Теоретически он может отказаться, но в реальности такой возможности у него нет: один в чужой стране, без средств, он постоянно находится под контролем, и обратно его не выпустят. В этот момент у многих возникает прозрение: они понимают, в какую историю попали. Но сделать при этом вновь испеченный агент террористической группировки ничего не может: из лагеря террористов не убежишь.

Правда, следует отметить, что любая, даже очень хорошо продуманная схема, время от времени дает осечку.

Так, например, в 2015 году турецкие спецслужбы задержали завербованную студентку МГУ на одном из пропускных пунктов сирийско-турецкой границы только потому, что девушка европейской внешности заговорила с кем-то на арабском и у турецких пограничников сработал безусловный рефлекс: что-то здесь не так, европейская девушка свободно на арабском говорить не может. Точнее, может, но только в исключительных случаях.

Бороться с вербовочной деятельностью экстремистов в социальных сетях довольно сложно. Но можно. Вербовщики экстремистов используют в своей работе один и тот же тип и способ вербовочного подхода, предполагающий установление первоначального контакта с кандидатом на вербовку и его последующее закрепление путем вовлечения кандидата в реальную экстремистскую деятельность. Почерк у экстремистов при этом всегда один и тот же – и по этому почерку их легко вычислить. Естественно, этой работой должны заниматься не граждане, а специальные службы.

Вместе с тем огромное значение имеет и профилактика. В первую очередь экстремисты стремятся найти подход к людям молодого возраста, школьникам, студентам: их легче всего увлечь призывами «перевернуть мир». А потому следует подробнее рассказывать о методах, с помощью которых террористические группировки вербуют новых исполнителей.

[~DETAIL_TEXT] =>

В современном мире нет ничего более увлекательного и затягивающего, чем социальные сети. Однако, блуждая по социальным сетям в поисках новых контактов или новых впечатлений, можно попасть в поле зрения профессиональных преступных сообществ, радикальных экстремистских и террористических группировок, тоталитарных сект, использующих сети для поиска и вербовки новых адептов.

Вот, например, как выглядит схема вербовки молодежи, которую используют в наиболее известных террористических группировках, запрещенных в России.

Специально обученные люди анализируют тысячи аккаунтов в социальных сетях, выбирая из них те, которые принадлежат молодым людям с высоким уровнем интеллекта, но с большими проблемами в социализации. Таких пользователей, чаще всего студентов, вычислить довольно просто: не сумев вписаться или встроиться в социум у себя в вузе, ребята уходят в социальные сети, пытаясь в этой среде социализироваться и компенсировать нехватку общения, дружбы, внимания, участия и человеческой теплоты.

Находясь в состоянии активного поиска, анонсируя в своем статусе наличие личных проблем («все сложно»), эти юноши и девушки часто сами натыкаются на вербовщика-мотиватора, который вводит молодого человека в свой круг общения и ждет, когда тот его обнаружит и к нему обратится сам.

Задача мотиватора из террористической группировки – сформировать у нового знакомого устойчивый интерес к изучению исламской культуры, исламских традиций. Объект вербовки втягивается в изучение новой для него культуры в игровом режиме: он не замечает, как погружается в виртуальный мир-халифат, в котором постепенно и незаметно подлинные ценности мусульманской культуры подменяются более примитивными пропагандистскими идеологемами.

Мотиватор «ведет» своего подопечного до тех пор, пока исламистская идеология не вытесняет в сознании ученика все остальные сферы интересов и увлечений. Если все идет по плану, со временем ученик начинает изучать арабский язык, мальчик отпускает бороду, а девочка начинает носить хиджаб в публичных местах, но снимает его дома и прячет от родителей. На этом этапе происходит все большая изоляция от сверстников и семьи и обостряется потребность в общении. В итоге – с подачи своего наставника – ученик сам начинает искать новые знакомства. И тогда мотиватор сводит его с новым членом группы вербовщиков – коммуникатором, а сам под заранее подготовленным предлогом порывает связи со своим подопечным.

Роль коммуникатора состоит в том, чтобы закрепить связи новичка с исламистскими организациями.

Узкий круг «друзей-теологов» и псевдобогословов, общение с которыми всегда ведется в дистанционной форме – через социальные сети, становится новым барьером и фильтром, отделяющим молодого человека от окружающего мира и от объективной реальности. Вырваться из этой ловушки самостоятельно он уже не может – его очень плотно ведут.

В этих условиях в определенный момент коммуникатор сообщает подопечному, что им заинтересовался «сам шейх», являющийся «крупнейшим богословом и авторитетом в вопросах религии».

Коммуникатор передает подопечному слова шейха, якобы сказанные им в присутствии свидетелей: «Я передал несколько твоих суждений нашему шейху, и он очень тобой заинтересовался. Шейх сказал, что ты – избранный и совершишь непоправимую ошибку, если не будешь развиваться дальше. Шейх очень хочет с тобой встретиться. Не отказывай ему».

Услышав слова воображаемого шейха о том, что он «избранный», и о том, что в нем «горит искра», юноша сразу понимает, что это – его шанс, и этот соблазн начисто стирает из сознания любые мысли об элементарной осторожности. Через некоторое время он сообщает коммуникатору, что готов встретиться с шейхом.

И вот тут-то и возникает неожиданный момент: оказывается, что для этого необходимо отправиться в другое государств – шейх постоянно проживает, ну, например, в Турции. И поездку надо организовать с соблюдением всех условий конспирации: в тайне от родителей, родственников и друзей, поскольку все эти люди могут помешать молодому человеку «сделать быструю карьеру».

Если молодой человек соглашается, то к делу подключается агент-логистик: в деталях разрабатывается маршрут, готовятся необходимые документы, адепта снабжают минимальной суммой денег.

В итоге однажды молодой человек просто исчезает: его нет в университете, на работе, он не вернулся домой, не отвечает на звонки и письма в соцсетях. Родители начинают бить тревогу, объявляют ребенка в розыск, поднимают на ноги общественность, волонтеров, но это не дает результата: к тому времени молодой человек уже успевает покинуть границы страны.

Если молодой человек все же добирается до шейха и удостаивается приема, то на встречу с ним, как правило, приходит не богослов, а вербовщик, который и делает молодому человеку классическое вербовочное предложение. Теоретически он может отказаться, но в реальности такой возможности у него нет: один в чужой стране, без средств, он постоянно находится под контролем, и обратно его не выпустят. В этот момент у многих возникает прозрение: они понимают, в какую историю попали. Но сделать при этом вновь испеченный агент террористической группировки ничего не может: из лагеря террористов не убежишь.

Правда, следует отметить, что любая, даже очень хорошо продуманная схема, время от времени дает осечку.

Так, например, в 2015 году турецкие спецслужбы задержали завербованную студентку МГУ на одном из пропускных пунктов сирийско-турецкой границы только потому, что девушка европейской внешности заговорила с кем-то на арабском и у турецких пограничников сработал безусловный рефлекс: что-то здесь не так, европейская девушка свободно на арабском говорить не может. Точнее, может, но только в исключительных случаях.

Бороться с вербовочной деятельностью экстремистов в социальных сетях довольно сложно. Но можно. Вербовщики экстремистов используют в своей работе один и тот же тип и способ вербовочного подхода, предполагающий установление первоначального контакта с кандидатом на вербовку и его последующее закрепление путем вовлечения кандидата в реальную экстремистскую деятельность. Почерк у экстремистов при этом всегда один и тот же – и по этому почерку их легко вычислить. Естественно, этой работой должны заниматься не граждане, а специальные службы.

Вместе с тем огромное значение имеет и профилактика. В первую очередь экстремисты стремятся найти подход к людям молодого возраста, школьникам, студентам: их легче всего увлечь призывами «перевернуть мир». А потому следует подробнее рассказывать о методах, с помощью которых террористические группировки вербуют новых исполнителей.

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => В современном мире нет ничего более увлекательного и затягивающего, чем социальные сети. Однако, блуждая по социальным сетям в поисках новых контактов или новых впечатлений, можно попасть в поле зрения профессиональных преступных сообществ, радикальных экстремистских и террористических группировок, тоталитарных сект, использующих сети для поиска и вербовки новых адептов. [~PREVIEW_TEXT] => В современном мире нет ничего более увлекательного и затягивающего, чем социальные сети. Однако, блуждая по социальным сетям в поисках новых контактов или новых впечатлений, можно попасть в поле зрения профессиональных преступных сообществ, радикальных экстремистских и террористических группировок, тоталитарных сект, использующих сети для поиска и вербовки новых адептов. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [DETAIL_PICTURE] => [~DETAIL_PICTURE] => [TIMESTAMP_X] => 19.06.2018 08:59:58 [~TIMESTAMP_X] => 19.06.2018 08:59:58 [ACTIVE_FROM] => 19.06.2018 [~ACTIVE_FROM] => 19.06.2018 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => /news/detail.php?ID=54097 [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/detail.php?ID=54097 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 54097 [~EXTERNAL_ID] => 54097 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 19.06.2018 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => ПОЧЕМУ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ГРУППИРОВКИ БЛИЖЕ, ЧЕМ НАМ КАЖЕТЬСЯ? ) [FIELDS] => Array ( ) [PROPERTIES] => Array ( [poselenie] => Array ( [ID] => 113 [TIMESTAMP_X] => 2014-01-30 15:02:19 [IBLOCK_ID] => 40 [NAME] => Поселение [ACTIVE] => Y [SORT] => 20 [CODE] => poselenie [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Поселение [~DEFAULT_VALUE] => ) [ACTUAL] => Array ( [ID] => 110 [TIMESTAMP_X] => 2014-01-30 15:02:19 [IBLOCK_ID] => 40 [NAME] => Актуально [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => ACTUAL [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Актуально [~DEFAULT_VALUE] => ) [NO_SNOW] => Array ( [ID] => 158 [TIMESTAMP_X] => 2013-03-12 13:42:02 [IBLOCK_ID] => 40 [NAME] => Не показывать на главной [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => NO_SNOW [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 66970 [VALUE] => Y [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => Y [VALUE_XML_ID] => 62c37926ff3b5097853e66b26fb9273b [VALUE_SORT] => 500 [VALUE_ENUM_ID] => 71 [~VALUE] => Y [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Не показывать на главной [~DEFAULT_VALUE] => ) [FILES_DOC] => Array ( [ID] => 190 [TIMESTAMP_X] => 2014-10-14 11:29:32 [IBLOCK_ID] => 40 [NAME] => Документ [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => FILES_DOC [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => Y [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Документ [~DEFAULT_VALUE] => ) [PHOTO] => Array ( [ID] => 192 [TIMESTAMP_X] => 2015-03-02 14:26:01 [IBLOCK_ID] => 40 [NAME] => Фотогалерея [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PHOTO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => Y [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Фотогалерея [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 40 [~ID] => 40 [TIMESTAMP_X] => 24.09.2018 07:58:05 [~TIMESTAMP_X] => 24.09.2018 07:58:05 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => news [~CODE] => news [NAME] => Новости сайта [~NAME] => Новости сайта [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 20 [~SORT] => 20 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/detail.php?ID=#ID# [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/detail.php?ID=#ID# [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/?SECTION=#ID# [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/?SECTION=#ID# [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => [~DESCRIPTION] => [DESCRIPTION_TYPE] => text [~DESCRIPTION_TYPE] => text [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => 0 [~RSS_FILE_LIMIT] => 0 [RSS_FILE_DAYS] => 0 [~RSS_FILE_DAYS] => 0 [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => 4 [~XML_ID] => 4 [TMP_ID] => b62ecb30fbf968e275bfca61aa210f85 [~TMP_ID] => b62ecb30fbf968e275bfca61aa210f85 [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => Y [~INDEX_SECTION] => Y [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => E [~RIGHTS_MODE] => E [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы [~SECTIONS_NAME] => Разделы [SECTION_NAME] => Раздел [~SECTION_NAME] => Раздел [ELEMENTS_NAME] => Новости [~ELEMENTS_NAME] => Новости [ELEMENT_NAME] => Элемент [~ELEMENT_NAME] => Элемент [SECTION_PROPERTY] => [~SECTION_PROPERTY] => [PROPERTY_INDEX] => [~PROPERTY_INDEX] => [CANONICAL_PAGE_URL] => [~CANONICAL_PAGE_URL] => [EXTERNAL_ID] => 4 [~EXTERNAL_ID] => 4 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => nvraion.ru [~SERVER_NAME] => nvraion.ru ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( [0] => Array ( [ID] => 814 [~ID] => 814 [CODE] => [~CODE] => [XML_ID] => [~XML_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_ID] => 40 [~IBLOCK_ID] => 40 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Безопасный район [~NAME] => Безопасный район [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [DEPTH_LEVEL] => 1 [~DEPTH_LEVEL] => 1 [SECTION_PAGE_URL] => /news/?SECTION=814 [~SECTION_PAGE_URL] => /news/?SECTION=814 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Безопасный район ) ) ) ) [SECTION_URL] => /news/?SECTION=814 [META_TAGS] => Array ( [BROWSER_TITLE] => ПОЧЕМУ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ГРУППИРОВКИ БЛИЖЕ, ЧЕМ НАМ КАЖЕТЬСЯ? [KEYWORDS] => [DESCRIPTION] => ) )
19.06.2018

ПОЧЕМУ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ГРУППИРОВКИ БЛИЖЕ, ЧЕМ НАМ КАЖЕТЬСЯ?

В современном мире нет ничего более увлекательного и затягивающего, чем социальные сети. Однако, блуждая по социальным сетям в поисках новых контактов или новых впечатлений, можно попасть в поле зрения профессиональных преступных сообществ, радикальных экстремистских и террористических группировок, тоталитарных сект, использующих сети для поиска и вербовки новых адептов.

Вот, например, как выглядит схема вербовки молодежи, которую используют в наиболее известных террористических группировках, запрещенных в России.

Специально обученные люди анализируют тысячи аккаунтов в социальных сетях, выбирая из них те, которые принадлежат молодым людям с высоким уровнем интеллекта, но с большими проблемами в социализации. Таких пользователей, чаще всего студентов, вычислить довольно просто: не сумев вписаться или встроиться в социум у себя в вузе, ребята уходят в социальные сети, пытаясь в этой среде социализироваться и компенсировать нехватку общения, дружбы, внимания, участия и человеческой теплоты.

Находясь в состоянии активного поиска, анонсируя в своем статусе наличие личных проблем («все сложно»), эти юноши и девушки часто сами натыкаются на вербовщика-мотиватора, который вводит молодого человека в свой круг общения и ждет, когда тот его обнаружит и к нему обратится сам.

Задача мотиватора из террористической группировки – сформировать у нового знакомого устойчивый интерес к изучению исламской культуры, исламских традиций. Объект вербовки втягивается в изучение новой для него культуры в игровом режиме: он не замечает, как погружается в виртуальный мир-халифат, в котором постепенно и незаметно подлинные ценности мусульманской культуры подменяются более примитивными пропагандистскими идеологемами.

Мотиватор «ведет» своего подопечного до тех пор, пока исламистская идеология не вытесняет в сознании ученика все остальные сферы интересов и увлечений. Если все идет по плану, со временем ученик начинает изучать арабский язык, мальчик отпускает бороду, а девочка начинает носить хиджаб в публичных местах, но снимает его дома и прячет от родителей. На этом этапе происходит все большая изоляция от сверстников и семьи и обостряется потребность в общении. В итоге – с подачи своего наставника – ученик сам начинает искать новые знакомства. И тогда мотиватор сводит его с новым членом группы вербовщиков – коммуникатором, а сам под заранее подготовленным предлогом порывает связи со своим подопечным.

Роль коммуникатора состоит в том, чтобы закрепить связи новичка с исламистскими организациями.

Узкий круг «друзей-теологов» и псевдобогословов, общение с которыми всегда ведется в дистанционной форме – через социальные сети, становится новым барьером и фильтром, отделяющим молодого человека от окружающего мира и от объективной реальности. Вырваться из этой ловушки самостоятельно он уже не может – его очень плотно ведут.

В этих условиях в определенный момент коммуникатор сообщает подопечному, что им заинтересовался «сам шейх», являющийся «крупнейшим богословом и авторитетом в вопросах религии».

Коммуникатор передает подопечному слова шейха, якобы сказанные им в присутствии свидетелей: «Я передал несколько твоих суждений нашему шейху, и он очень тобой заинтересовался. Шейх сказал, что ты – избранный и совершишь непоправимую ошибку, если не будешь развиваться дальше. Шейх очень хочет с тобой встретиться. Не отказывай ему».

Услышав слова воображаемого шейха о том, что он «избранный», и о том, что в нем «горит искра», юноша сразу понимает, что это – его шанс, и этот соблазн начисто стирает из сознания любые мысли об элементарной осторожности. Через некоторое время он сообщает коммуникатору, что готов встретиться с шейхом.

И вот тут-то и возникает неожиданный момент: оказывается, что для этого необходимо отправиться в другое государств – шейх постоянно проживает, ну, например, в Турции. И поездку надо организовать с соблюдением всех условий конспирации: в тайне от родителей, родственников и друзей, поскольку все эти люди могут помешать молодому человеку «сделать быструю карьеру».

Если молодой человек соглашается, то к делу подключается агент-логистик: в деталях разрабатывается маршрут, готовятся необходимые документы, адепта снабжают минимальной суммой денег.

В итоге однажды молодой человек просто исчезает: его нет в университете, на работе, он не вернулся домой, не отвечает на звонки и письма в соцсетях. Родители начинают бить тревогу, объявляют ребенка в розыск, поднимают на ноги общественность, волонтеров, но это не дает результата: к тому времени молодой человек уже успевает покинуть границы страны.

Если молодой человек все же добирается до шейха и удостаивается приема, то на встречу с ним, как правило, приходит не богослов, а вербовщик, который и делает молодому человеку классическое вербовочное предложение. Теоретически он может отказаться, но в реальности такой возможности у него нет: один в чужой стране, без средств, он постоянно находится под контролем, и обратно его не выпустят. В этот момент у многих возникает прозрение: они понимают, в какую историю попали. Но сделать при этом вновь испеченный агент террористической группировки ничего не может: из лагеря террористов не убежишь.

Правда, следует отметить, что любая, даже очень хорошо продуманная схема, время от времени дает осечку.

Так, например, в 2015 году турецкие спецслужбы задержали завербованную студентку МГУ на одном из пропускных пунктов сирийско-турецкой границы только потому, что девушка европейской внешности заговорила с кем-то на арабском и у турецких пограничников сработал безусловный рефлекс: что-то здесь не так, европейская девушка свободно на арабском говорить не может. Точнее, может, но только в исключительных случаях.

Бороться с вербовочной деятельностью экстремистов в социальных сетях довольно сложно. Но можно. Вербовщики экстремистов используют в своей работе один и тот же тип и способ вербовочного подхода, предполагающий установление первоначального контакта с кандидатом на вербовку и его последующее закрепление путем вовлечения кандидата в реальную экстремистскую деятельность. Почерк у экстремистов при этом всегда один и тот же – и по этому почерку их легко вычислить. Естественно, этой работой должны заниматься не граждане, а специальные службы.

Вместе с тем огромное значение имеет и профилактика. В первую очередь экстремисты стремятся найти подход к людям молодого возраста, школьникам, студентам: их легче всего увлечь призывами «перевернуть мир». А потому следует подробнее рассказывать о методах, с помощью которых террористические группировки вербуют новых исполнителей.